Почему борьба за экологию приводит к росту цен?

Почему борьба за экологию приводит к росту цен?

Благие намерения правительства сделать прозрачнее наши водоемы и реки могут привести к закрытию некоторых предприятий пищевой промышленности.

Пострадают и потребители: молочная, мясная и кондитерская продукция станет для них менее доступной.

Все дело в новых нормах по очистке промышленных сточных вод, которые вступают в силу со следующего года. Если сейчас за концентрацией вредных веществ в стоках, сброшенных предприятиями продовольственного сектора, следят местные водоканалы и они же, находя превышение предельно допустимых концентраций (ПДК), проводят дополнительную очистку стоков на основании договора с производителем, то с 1 января все будет по-другому.

На основании поправок к закону «Об охране окружающей среды» производства уже не смогут заключать соглашения о допочистке, а если будет зафиксировано превышение нормы вредных выбросов в сточных водах, они обязаны будут разработать план действий по их снижению.

Речь идет не о каком-то обычном плане на бумаге, который можно выполнять или не выполнять, а о целом комплексе мер, среди которых обязательное строительство собственных очистных сооружений. То есть если в сточных водах найдут загрязняющие вещества, предприятие не только заплатит немалый штраф (тарифы установлены на каждый вид вредных отходов), но и раскошелится на локальную очистную станцию.

Учитывая тот факт, до какого непотребного экологического состояния доведены наши водные объекты, такую инициативу можно лишь поприветствовать. Однако не все так просто, как кажется на первый взгляд.

Существует четыре класса опасности, где к IV, например, относятся социально значимые объекты, оказывающие некие услуги. Пищевые производства относятся сегодня к III классу опасности, то есть оказывают «умеренное негативное воздействие на окружающую среду».

А вот с 2019 года производители молочки, мясных и кондитерских изделий, безалкогольных напитков и минеральной воды автоматически будут приравнены к предприятиям I и II класса опасности (в зависимости от мощности производства) и встанут в один ряд с… металлургическими, химическими, нефте- и мусороперерабатывающими заводами.

Когда у нас в экономике и в органах ее регулирования возникают такие странности, надо держать ухо востро! И вдумчиво искать, кому это будет выгодно и почему.

Конечно, нельзя говорить, что пищевые производства вообще никак не влияют на окружающую среду. Влияют. Но их стоки уж точно не сравнить с теми, что может «выплескивать» какой-нибудь деревоперерабатывающий комбинат.

 

— В выбросах молокопроизводства канцерогенные, мутагенные и особо токсичные вещества в принципе отсутствуют, — заверили «Мир новостей» в Национальном союзе производителей молока. — В существующих выбросах содержатся умеренно опасные органические вещества, относящиеся в основном к III классу. Отнесение предприятий молочной отрасли к объектам I категории обяжет их получать комплексное экологическое разрешение, применять наилучшие доступные технологии, оснащать предприятия автоматическими средствами измерения и учета объема и массы выбросов вредных веществ, а также техсредствами передачи этой информации в фонд госмониторинга окружающей среды.

Каждому предприятию, какие бы мощности у него ни были, придется инвестировать в строительство очистных сооружений порядка 5 млн долларов плюс немалые средства за ежегодное обслуживание. Для малых и средних предприятий такой подход равносилен закрытию.

Однако в Минприроды подобные аргументы посчитали незначительными. Чиновники (вот мы и нашли, кому выгодно!) отказали в снижении вредности и молочной ассоциации, и мясной, и кондитерской, и всем остальным пищевым производствам, которые в официальных письмах назвали новые нормативы избыточными и способствующими долгосрочной нерентабельности предприятий.

Пищевики предлагали оставить им договоры с водоканалами на доочистку сточных вод, но власти на компромисс не пошли и категории вредности для них оставили теми же, что и для предприятий с ядерными установками, добывающих и обогащающих урановую руду, транспортирующих газ, перерабатывающих мусор и т. д.

Логика законодателей проста: что бы ты ни производил, ты априори опасен для окружающей среды, так что будь любезен плати за ущерб матушке-природе и сделай так, чтобы твои сточные воды были чисты как слеза младенца.

— Увеличение финансовой и административной нагрузки на предприятия приведет к росту себестоимости готовой продукции, что в условиях невысокой рентабельности отразится на потребительских ценах, — уже заявили представители пищевой отрасли.

Россиянам непрозрачно намекнули, что за защиту окружающей среды будут расплачиваться все — и те, кто что-то производит, и те, кто это что-то потребляет. Сухим из воды выйдет только само государство, которое, начав благородную борьбу за экологию, пока проявило себя исключительно как составитель нормативных актов.

Ведь такого рода «борьба за экологию» — это палка о двух концах. Непомерные налоги и поборы с производителей заставляют их экономить на всем, и они, конечно, не правы, что травят природу и нас с ней заодно. Но лучше ли будет, если «очищение» в итоге пойдет снова за счет дорожающей еды, то есть из наших кошельков?

Не правильнее ли было бы, запрещая одно, делать послабление в чем-то другом? К примеру, на время снизить налоговую нагрузку для «социально значимых» производств или предложить им некие преференции, которые, не разоряя потребителей, позволят приспособиться к новой суровой реальности… Тогда можно заставлять производственников раскошеливаться на суперсовременные очистные сооружения. Причем делать это надо дифференцированно: брать солидный экологический налог с крупных предприятий и монополий и за счет этого уменьшать платежи мелкого бизнеса.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *